Водно-моторный клуб «Десант-1» (Москва)
[an error occurred while processing this directive]

Пресса о нас

Публикации

Павел Кокушкин: Судно можно восстановить на любой стадии разрушения

судно можно восстановить на любой стадии разрушенияВодно-моторный клуб «Десант-1» имеет славную историю, которая берет начало в 1957 году. Поначалу он представлял собой обычную стоянку для судов. Но с приходом в клуб Павла Вячеславовича Кокушкина, организация заметно расширилась. Активно начали развиваться два направления: ремонт существующих судов, а также проектирование и строительство катеров, плавдач и моторных яхт. Год назад водно-моторный клуб оказался в тяжелой ситуации. Но КБ «Катерок» и ССЗ «Десант», созданные под его эгидой, упорно продолжают трудиться и по сей день.

Павел Вячеславович, расскажите, с чего начиналась работа клуба «Десант-1», в частности, в области реконструкции и строительства судов?
Мы начали реконструировать старые суда, потому что строить сложно и дорого. В конце 90-х многие организации в массовом порядке избавлялись от старых судов. Я тогда ездил по Волге, Оке, Вятке, Ветлуге - скупал за бесценок брошенные корпуса и привозил их сюда на попутных буксирах. В то время и появился запас, который и до сих пор не исчерпан.

С какими трудностями приходилось сталкиваться в процессе работы? Как справлялись?
В процессе выяснилось, что основные проблемы – это подбор грамотных специалистов и полное отсутствие интереса к этому виду деятельности со стороны государства. В конце лета 2012 года нас принудили оставить территорию в Москве в районе Братеево. В результате, всем членам клуба пришлось искать новые места и в срочном порядке переезжать. А я, так как всю жизнь занимался только этим видом деятельности и накопил большой опыт, открыл новое предприятие, перебрался в Подмосковье и начал все с нуля. В память о нашем клубе предприятие назвали – Судостроительный судоремонтный завод «Десант». Удалось костяк специалистов забрать с собой. Первое время станки вообще стояли под открытым небом.

Чем Клуб живет сегодня? Над какими проектами работаете?
Сейчас мы осваиваем территорию, строим мастерские, слип, проводим коммуникации, берем небольшие заказы на ремонт, а крупные - размещаем на Аркульском ССЗ им. Кирова. Этот завод многие годы оказывает нам шефскую помощь. В данный момент закладывается моторная яхта на базе волнопронизывающего катамарана «БАРРАКУДА». Автор этого проекта — Дмитрий Сребный. Также продолжается работа по замене на отечественном флоте двигателей ЗД6 на ЯМЗ-238 и строительство моторных яхт «Княгиня-51» проекта нашего КБ «Катерок».

В каком темпе протекает работа? Как вы находите заказчиков?
Мы можем в среднем выпускать от пяти до восьми судов в год. Всего к настоящему моменту около шестидесяти кораблей из тех, что плавают в окрестностях Москвы, сделаны нами. А клиенты сами нас находят - старые рассказывают новым о том, что мы делаем. Заказчиков хватает.

Чем ваш подход отличается от других предприятий?
Многие руководители похожих предприятий, получив один заказ, стараются вложить в него максимальную прибыль и все накладные расходы, и этот заказ становится неконкурентоспособным на отечественном рынке. По моему мнению, при строительстве корпуса моторной яхты, стоимость не должна превышать 100-130 руб. за кг металлоконструкций.

Почему лучше реконструировать старые суда, чем строить новые?
Это дешевле, чем строить с нуля. Ведь, если строишь с нуля, под каждый корабль делается постель, в нее закладывается металл и потом уже делается набор. А здесь – постель и набор уже есть, то есть весь скелет корабля готов. Его надо только обшить новым железом. Это многократно дешевле, ведь тут не нужна, как в случае с новым кораблем, проектная документация.

Сам Павел Вячеславович известен как искусный судостроитель, способный восстановить яхту на любой стадии разрушения. Пережив кризисный период, коллектив «Десанта» готов развивать новые направления. Так, в ближайшем будущем планируется приступить к работе над катамаранами и тримаранами.

Русская принцесса

Идти на хорошем судне и получать от этого удовольствие – не самая давняя привычка человечества. Во времена, когда отправляться в море было принято разве что по делу военному или каботажному, понятия комфорта не существовало в принципе. Но уже тогда хорошим считался корабль быстроходный, прочный и легко управляемый.

В этом смысле за истекшие века ничего не изменилось. Правда, теперь о лодках приходится думать ещё и с позиций маркетинга. В гостях у нашего журнала – генеральный директор Судостроительного-Судоремонтного завода, а также КБ «Катерок» и председатель правления водно-моторного клуба «Десант-1» Павел Кокушкин.

«Водный Базар»: Павел Вячеславович, водно-моторный клуб «Десант-1» хорошо известен на российском рынке как производитель крупногабаритных моторных яхт из стали. Вы один из немногих, кто на протяжении многих лет успешно и уверенно распаляете интерес к отечественному яхтингу, к отечественным лодкам. А с чего всё началось?
Павел Кокушкин: Мы не только изготавливаем стальные яхты, но и оказываем содействие в проектировании, строительстве, реконструкции и восстановлении судов, а также занимаемся отделкой и тюнингом. К водно-моторной теме у меня интерес с самого детства: увлечение началось на даче у моего деда, расположенной на берегу Волги. Там у всех были «Ветерки», «Нептуны», и я летом тоже стал кататься и жить, так сказать, жизнью водномоторника. Купили как-то старенькую лодку, я её красиво покрасил, с приятелями вставил стёкла. А также сам слани сделал, фары и даже рулевое управление. Мой первый тюнинг моторной лодки был завершён усилиями четырех фанатов практически «на коленке» в помещении гаража. Тогда, конечно, слова «тюнинг» у нас не существовало. Но дебют, тем не менее, оказался настоящей сенсацией, так как в те годы практически невозможно было приобрести лодку с таким неплохим, в общем-то, набором технологических и дизайнерских достоинств. На любительском уровне я занимался всем этим вплоть до армии. В конце 1980-х я волей случая попал в этот водно-моторный клуб, мой товарищ купил здесь катер, и я помогал ему доводить его до ума. Потом я приобрёл 22-метровый корпус катера «Заря» и на его основе построил себе яхту – целый год у меня был самый крупный частный корабль в Москве! Опять-таки по воле судьбы я стал работать в ВМК «Десант-1» помощником директора клуба. Опыт судостроения у меня был, как и некоторые организаторские способности. Когда я построил себе катер, друзья попросили меня сделать подходящее судно и для них. Вот так потихонечку всё и началось: я стал строить, а точнее, перестраивать суда из существующих проектов, типа «Адмиралец», «Костромичи», «Ярославец», «Зори» и другие. Со временем я окончил школу командного состава речного флота и стал не только переделывать существующие проекты отечественных катеров, но и проектировать и изготавливать абсолютно новые.

«ВБ»: А почему из стали? Почему не пластик, например?
ПК: Я считаю, что пластик по объективным причинам в нашей стране неприемлем. Потому что у нас грязные фарватеры, кругом из воды торчат трубы, камни и т.д., нет оборудованных причалов. Словом, никто облагораживанием рек у нас не занимался. Поэтому пластик отпадает, остаётся металл и водомёт – тоже идеальное средство для наших вод, хотя он и забивается, но легко чистится. Оставалось набраться опыта в таких делах. Многому я научился у голландцев, знаменитых своими металлическими яхтами: съездил к ним, побывал на заводах, пообщался с людьми. Естественно, кое-что подсмотрел у них по дизайну лодок. Поучился я в Великобритании у судостроителей в пригороде Лондона. Мне очень нравились английские корабли, и на выставке Motorboat&Yacting, лет двадцать назад, я просто влюбился в Princess 66. Я считал на тот момент, что это – предел совершенства! И свою первую «импортную» яхту я переделал именно под Princess. Естественно, я понимал, что красивую импортную яхту мне не сделать по ряду объективных причин, одна из которых – отсутствие дорогостоящего оборудования.

Строил я её не на судостроительных заводах, где от советских времен остались хорошее оборудование, а буквально в чистом поле: с болгаркой, резаком и сварочным аппаратом. И за год безо всяких станков я переделал обычный советский буксир «Колхозница» в настоящую принцессу, и тогда это был настоящий фурор. Так появилась первая «Княгиня», она дала название линейки моторных яхт. Сейчас той «Княгине» более пятнадцати лет.

«ВБ»: Почему «Княгиня»?
ПК: Как я уже говорил, мне очень нравятся яхты Princess, захотелось сделать русский вариант. Вот потому и «Княгиня».

«ВБ»: Планируете ли расширять модельный ряд?
ПК: В модельном ряду пока что семь лодок, длиной от 31 до 81 футов. Самая младшая рассчитана на комфортный сон для четырёх человек; 41-футовая – на 6 человек, 51-футовая – на 8, 65-футовая – на 10-12, а 81-футовая может иметь свыше 12 спальных мест (в зависимости от пожеланий заказчика). Расширение модельного ряда пока не планируем, но если будут соответствующие заказы – будем делать. Проект новой лодки может быть готов в течение двух месяцев. В нашем распоряжении имеются современные компьютеры и специальное программное обеспечение, мы закладываем основные данные будущего корабля, включая длину, ширину, высоту борта, район плавания, запас прочности, ледовый пояс и т.д. Через несколько дней уже можно подавать данные в цех разметки. Надо сказать, что с самого начала отсутствие станочной базы я заменил суперспециалистами: у меня люди потолочный шов сварочный могут варить с закрытыми глазами ночью, и там не будет ни одного пузыря.

«ВБ»: Что входит в базовую комплектацию Ваших «Княгинь»?
ПК: Изначально мы предлагаем нулевую комплектацию, куда входят отечественные двигатели, приборы контроля дизеля и управления теплоходом, холодная и горячая вода и система канализации. Дальше мы садимся с клиентом и выбираем, что ещё он хочет: GPS, картплоттер, спутниковая телевизионная антенна, плазменная панель (на последней «Княгине», к слову, телевизор выдвигается из столешницы). Основная тенденция производства наших «Княгинь» – уйти от безумных цен и выдать продукт, не уступающий по качеству голландским лодкам. Наши лодки прекрасно смотрятся, у них небольшие скоростные характеристики, но они очень экономичны, приспособлены под любые погодные условия. Между собой мы называем их не моторными яхтами, а «плавучими дачами понтового внешнего вида». То, что в Европе делают за евро, мы делаем за рубли. Просто у них совершенно другое отношение к производству: там есть главный инженер, помощник главного инженера и т.д. Отсюда и огромные накладные расходы, увеличивающие себестоимость яхты. Я иногда шучу, что у нас есть только два «нахлебника» – я и главный бухгалтер. Все остальные работают.

«ВБ»: Расскажите о Ваших «Проектах на воде».
ПК: Мы занимаемся уже лет 15 тем, что строим дачи на воде, и речь идёт не о самодельных плотах с домиком-бытовкой. «Проекты на воде» в последнее время стали все больше завоевывать популярность на российском рынке. Мы производим автономные, самоходные плав-дачи. В Санкт-Петербурге есть компания, которая реализует проекты по строительству плавучих особняков. Принципиальное различие этих проектов заключается в том, что плавучий особняк предназначен для постоянного проживания в черте города и рассчитан на очень состоятельных клиентов, а плав-дача требует гораздо меньше капиталовложений, но обеспечивает прекрасный отдых на воде за чертой города. Я убеждён, что производство плавдачи со временем станет перспективным направлением в отечественном судостроении, так как сама концепция дачи на воде, способной передвигаться по рекам и водоемам России, и при этом сочетающей в себе все удобства загородного дома, должна импонировать самым широким слоям любителей отдыха на воде. При существующем недостатке и дороговизне дачных участков непосредственно по берегам водоемов, использование плавдачи способно открыть возможность получения полноценного летнего отдыха на воде для людей самых разных категорий достатка. Строительная стоимость подобного плавсредства невелика по сравнению с моторными яхтами, способными предоставить идентичный размер полезной площади и удобства. Немаловажным фактором в пользу использования плавдач, помимо отсутствия необходимости приобретения земельного участка, также является низкая стоимость эксплуатации по сравнению с загородным домом. Даже стоимость зимней стоянки несравненно ниже всех налогов, подлежащих выплате при владении дачным участком. В настоящее время КБ клуба активно разрабатывает новые проекты. Работа КБ ведется по трем основным направлениям. В первую очередь планируется создание фактически серийной модели речной деревянной плавдачи на стальной катамаранной платформе, и проект озерного катамарана-дачи повышенной мореходности. Также разрабатываются строительные чертежи эксклюзивных плавдач высокой комфортабельности с полезной жилой площадью в 60 квадратных метров и более. Помимо плавдач КБ занимается проектированием любых речных и морских катеров и маломерных яхт, а также оказывает содействие в поиске и приобретении строительных чертежей ведущих зарубежных дизайнеров с их последующим техническим переводом и адаптацией к Российским условиям и требованиям речного регистра.

«ВБ»: Сколько времени уходит на постройку дачи на воде?
ПК: Если осенью заказать, то к весне дача или дом будут готовы. Всё зависит от того проекта, который будет выбран заказчиком. А проекты плавдачи у нас в трех вариантах: несамоходное судно, самоходное со стационарным двигателем и самоходное с подвесным мотором. Корпус из стали, надстройка – из бакелитовой фанеры, ничего супердорогого. На борту – имеются комфортные для данного класса каюты, рассчитанные на проживание в них 4-6 человек, кают-компания, камбуз, гальюн и душ с умывальником, солярий на крыше надстройки, открытые палубы-веранды в носовой и кормовой частях судна. Осадка такой плавдачи – 25 см, размеры — 12,4 ? 4,4 м. В ассортиментном ряду также несамоходная плавучая дача для семейного отдыха на малых реках, озерах и водохранилищах. Она побольше (15-17 ? 8,1 м, осадка — 0,3 м), имеет две двухместные спальные комнаты, гостиную, сауну, солярий. Может эксплуатироваться круглый год, имеется автономная система водоснабжения и отопления. На зиму достаточно подтянуть дачу на берег – с этим справится обычный трактор.

«ВБ»: Перспективы.
ПК: Мы последний некоммерческий клуб в Москве, который не принадлежит никому. Нас каждый год пытаются закрыть по разным причинам. Наш премьер, президент говорят о поддержке малого бизнеса. Очень бы хотелось, чтобы это всё вышло бы из стадии разговора, потому что мы являемся непосредственными производителями и непосредственно производим судна из отечественных комплектующих. Это немаловажный фактор. Хотелось бы эту поддержку ощутить на себе, не на словах, а на деле.

ОЛЕГ СЕМЕНЮК

Княгиня - творческий подход (статья из журнала "Акватория красивой жизни")

Выход катамаранов

на Российский рынок.

Катамараны являются фактически идеальной формой судна для использования в виде моторной яхты. Они обладают неоспоримыми преимуществами по отношению к традиционным однокорпусным катерам.

Наиболее существенным из них, наверное, является чрезвычайно высокая устойчивость катамарана, позволяющая разместить несоизмеримо большую по объему и высоте надстройку и, соответственно, увеличить полезную жилую площадь судна. А большая ширина и наличие фактически плоской платформы, позволяющей размещение практически любых типов надстроек, что приводит к значительному улучшению обитаемости яхты, по сравнению с обычными корпусами.

В общем, катамараны в зависимости от типа обладают в 1,5-2 раза большим объемом полезной жилой площади по сравнению с однокорпусным судном той же длины. Так же они являются более комфортабельными яхтами для эксплуатации при волнении, так как обладают отличающимся от обычных катеров характером качки. Однокорпусное судно, накрененное, волной продолжает, раскачиваться еще долгое время, а иногда попадает в резонанс со следующей волной, что приводит к еще большему увеличению амплитуды качки. Катамаран же в своем движении фактически повторяет профиль водной поверхности, не страдая от монотонной качки, вызывающей у многих людей морскую болезнь.

Еще одним несомненным, а для многих пользователей основным преимуществом является высокая экономичность эксплуатации этих судов. При очень низком соотношении водоизмещения к длине ватерлинии катамараны имеют значительно меньшее волнопроизводящее сопротивление и соответственно более высокую скорость в водоизмещающем режиме при меньших затратах мощности по сравнению с другими типами судов. Этот общеизвестный факт приводит к значительной экономии топлива.

Наверное, единственным недостатком моторных яхт катамаранного типа можно считать их более высокую строительную стоимость, так как вместо одного корпуса с одним машинным отделением и всеми судовыми системами приходиться фактически строить два.

Возможно, эти причины и являются основным фактором наблюдающегося крайне медленного их внедрения на Российский рынок моторных яхт. Однако целесообразность использования этих судов очевидна и уже имеются первые успешные опыты их производства. На одном из Подмосковных судоремонтных заводов при непосредственном участи специалистов из ВМК « Десант-1» по проекту «Минибота» заканчивается строительство 43 метрового моторного катамарана, являющегося единственной яхтой подобного размера и типа построенной на сегодняшний день в России. Тем не менее, в КБ «Катерок» при ВМК «Десант-1» разработаны проекты 12 и 30 метровых катамаранов, причем 30 метровый имеет варианты, как моторной яхты, так и мелко сидящего водометного судна для перевозки грузов.

Хотелось бы верить, что успешный опыт эксплуатации катамаранов откроет путь более широкому применению их на Российских водных просторах.  

 

 Председатель ВМК “Десант-1”            Кокушкин П. В.

Дома без фундамента

Проект одной из плавдач

"Проекты на воде" в последнее время стали все больше завоевывать популярность на российском рынке. В настоящее время активно в этом направлении работают ЗАО "Петровские верфи" (Санкт-Петербург), которое реализует проекты по строительству плавучих особняков и ВМК "Десант-1" (Москва), который производит автономные, самоходные плав-дачи.

Принципиальное различие проектов заключается в том, что плавучий особняк предназначен для постоянного проживания в черте города и рассчитан на очень состоятельных клиентов, а плав-дача требует гораздо меньше капиталовложений, но обеспечивает прекрасный отдых на воде за чертой города.

Ранее водно-моторный клуб "Десант-1" успешно зарекомендовал себя на российском рынке, как производитель крупногабаритных, стальных моторных яхт. По мнению Председателя правления ВМК "Десант-1" Кокушкина Павла Вячеславовича, производство плав-дачи со временем станет перспективным направлением в Российском судостроении, так как сама концепция дачи на воде, способной передвигаться по рекам и водоемам России, и при этом сочетающей в себе все удобства загородного дома, должна импонировать самым широким слоям любителей отдыха на воде.

При существующем недостатке и дороговизне дачных участков непосредственно по берегам водоемов, использование плав-дачи способно открыть возможность получения полноценного летнего отдыха на воде для людей самых разных категорий достатка. Строительная стоимость подобного плавсредства невелика по сравнению с моторными яхтами, способными предоставить идентичный размер полезной площади и удобства.

Немаловажным фактором в пользу использования плав-дач, помимо отсутствия необходимости приобретения земельного участка, также является низкая стоимость эксплуатации по сравнению с загородным домом. Даже стоимость зимней стоянки несравненно ниже всех налогов, подлежащих выплате при владении дачным участком.

В настоящее время КБ клуба активно разрабатывает новые проекты под руководством Юрия Фадеева, имеющего квалификацию дизайнера-конструктора катеров и яхт от Вестлоунского Института Морских Технологий (США), и специализирующегося в проектировании нестандартных плавсредств.

Работа КБ ведется по трем основным направлениям. В первую очередь планируется создание фактически серийной модели речной деревянной плав-дачи на стальной катамаранной платформе, и проект озерного катамарана-дачи повышенной мореходности. Также разрабатываются строительные чертежи эксклюзивных плав-дач высокой комфортабельности с полезной жилой площадью в 60 кв/м и более. Помимо плав-дач КБ занимается проектированием любых речных и морских катеров и маломерных яхт, а также оказывает содействие в поиске и приобретении строительных чертежей ведущих зарубежных дизайнеров с их последующим техническим переводом и адаптацией к Российским условиям и требованиям речного регистра.



На воздухе: Швартовку давай!

Елена Никитина
Ведомости

13.11.2006, №213 (1740)

Дом на колесах, дом на воде… Когда рост цен на городское жилье делает его недоступным для 90% представителей трудноопределимого в России среднего класса, люди начинают искать альтернативы — кто ближе, кто дальше. Прикинув актуальную цену своей панельной двушки и стоимость требуемой новой трешки, москвичи иногда фантазируют о самых нетривиальных способах изменить жилищные условия, благо темы для размышлений появляются. Например, на прошедшем в конце сентября “Салоне яхт и катеров — 2006” в “Крокус-Экспо” были представлены российские проекты плавучих домов. Не сказать что предложение в данном сегменте значительно. Но и спрос весьма невелик. На подмосковных водохранилищах плавдачи пока встречаются крайне редко.

Вряд ли можно всерьез говорить о том, что те же плавучие дома при всей их привлекательности станут распространенным жильем в московском регионе или составят конкуренцию классической даче. Хотя по цене это может быть вполне “доступное жилье”, и красивый, постоянно меняющийся вид из окон проще себе обеспечить, и доступ к воде самый непосредственный — без необходимости покупать наиболее дорогие на загородном рынке участки. Но проблемы с инфраструктурой подводят. Впрочем, инфраструктурная и транспортная недостаточность Подмосковья мешает пока и обычные загородные дома рассматривать как альтернативу городской квартире, хотя девелоперы загородного рынка активно проталкивают идею в массы.

Если не предпринимать никаких усилий по созданию баз-стоянок с необходимым сервисом за разумные деньги, то скорее всего плавдачи станут лишь очередной игрушкой для тех, у кого уже есть домик у воды. Для производителей плавучих домов устройство стоянок — не профильный бизнес. А для инвестора-застройщика, если участок у воды имеет удобный подъезд и не имеет проблем с документами, интереснее построить нормальный коттеджный поселок.

Самой плавдаче Митволь не страшен в отличие от дачи на берегу — просто потому, что это ведь не строение, а судно (маломерное) и ему достаточно регистрации в Государственной инспекции по маломерным судам (ГИМС), кстати, и за землю платить не надо. Но места для стоянки таких судов должны соответствовать всем требованиям, предъявляемым к недвижимости у воды.

“Владельцу необходимо иметь судовой билет и водительское удостоверение ГИМС для управления судном”, — объясняет Яна Смирнова, специалист по маркетингу оборонно-промышленного предприятия “ДМЗ-Камов”.

По правилам плавания на внутренних водных путях судно также должно проходить техосмотр, но про такие мелочи производители плавдач не упоминают.

Дома — лодки

Распространяться о достоинствах плавучего дома можно долго. Суть предложения — полноценный просторный комфортабельный дом (в отличие от яхты или катера), который может передвигаться по воде и разнообразить отдых (в отличие от дома на берегу). Другие существенные отличия от яхты: малая осадка (от 25 до 70 см в зависимости от типа и загрузки), позволяющая плавдаче приставать к берегу там, где подойдет не всякая яхта. Большая ширина уменьшает качку, а меньшая зависимость от погодных условий расширяет границы лета.

“Дом на воде служит отличным местом для семейного и корпоративного отдыха. Нижняя палуба по-домашнему уютна, верхняя предназначена для активного отдыха. Здесь можно устраивать дискотеку, устанавливать бассейн и аттракционы для детей, загорать и готовить барбекю”, — говорит Смирнова.

Поскольку houseboat (хаусбот — плавучий дом) — маломерное судно, его пассажировместимость (считается по количеству спальных мест), как правило, меньше 12 человек. Рассчитаны такие суда на плавание по рекам, озерам, укрытым прибрежным морским зонам. В общем, нужна спокойная вода: волны — не более 1,2 м, ветер — не более 15 м/с. Автономность плавучего дома определяется техзаданием, в среднем — 5-8 дней автономного хода. Отходы без проблем содержатся в специальных емкостях до встречи с приемщиком отходов.

Расположенный в Дубне “ДМЗ-Камов” в сентябре презентовал на Московском море инвестиционный проект RiverLife, кроме того, промышленный образец экспонировался на выставке в “Крокус-Экспо”. “Houseboat RiverLife — хорошая альтернатива загородному дому”, — уверена Смирнова.

Той же точки зрения придерживаются и в компании ТМ Houseboat.ru, которая предлагает почитателям водного отдыха хаусботы, произведенные в Америке. Ее владелец Ян Колтышев говорит, что лучше американцев хаусботы никто не строит. “Мы сейчас единственные, кто привез в Россию первый настоящий хаусбот. Это шикарная 100-футовая лодка-дом. Мощная, довольно быстрая, с потрясающим уровнем сервиса, сплошной праздник на воде. Было непросто, но все прошло хорошо”, — рассказывает Колтышев. В ближайшее время компания планирует начать производство в России. Хотя очевидно, что этот рынок неразвит, продаж в России мало в отличие от Америки, где дома-лодки весьма популярны для отдыха.

Все же для России плавдачи — отнюдь не диковинка. И речь даже не о самодельных плотах с домиком-бытовкой. Например, в московском водно-моторном клубе “Десант-1” сообщили, что здесь проектируют и строят плавдачи уже в течение десятка лет. Если осенью заказать, к весне дача или дом будут готовы. В год, по словам директора клуба “Десант-1” Павла Кокушкина, бывает 3-5 заказов.

Есть проект плавдачи в трех вариантах: несамоходное судно, самоходное со стационарным двигателем и самоходное с подвесным мотором. Корпус из стали, надстройка — из бакелитовой фанеры, ничего супердорогого. На борту — каюты для проживания 4-6 человек, кают-компания, камбуз, гальюн и душ с умывальником, солярий на крыше надстройки, открытые палубы-веранды в носовой и кормовой частях судна. Осадка такой плавдачи — 25 см, размеры — 12,4 × 4,4 м. В ассортиментном ряду также несамоходная плавучая дача для семейного отдыха на малых реках, озерах и водохранилищах. Она побольше (15-17 × 8,1 м, осадка — 0,3 м), имеет две двухместные спальные комнаты, гостиную, сауну, солярий. Может эксплуатироваться круглый год, имеется автономная система водоснабжения и отопления. На зиму достаточно подтянуть дачу на берег — с этим справится трактор.

Лет 10 назад, по словам генерального директора компании “РЭТур” (“Речной экологический туризм”) Александра Плотникова, идея плавдома для семейного отдыха на воде с уровнем комфорта, к которому привык в своем доме, возникла у группы энтузиастов водного туризма. Образцами такого обустройства послужили жилые баржи во Франции и Голландии, яхты друзей из Германии и Швейцарии, хаусботы Италии и др. — примеров множество, подчеркивает Плотников. В России же, по его мнению, имеющиеся обширные водные пространства на 99% не используются. А комфортность и экологическая чистота водного проживания еще в полной мере не оценены экспертами.

“Причины организационного и финансового порядка мешали приступить к осуществлению этой идеи, — рассказывает Плотников. — Но, общаясь с партнерами, я понял, что нужно плавсредство, отличающееся от всех имеющихся предложений, которые основываются на перестройке грузовых судов либо речных трамвайчиков. На таких плавсредствах технически невозможно создать домашний уют — мешают размеры судов, их состояние (как правило, все они устаревшие)”.

Теперь компания готова выполнять заказы на модульные сборно-разборные самоходные плавдома с высоким уровнем комфорта, которые можно использовать как плавдачи, офис, кафе и ресторан на воде. Дома можно перевозить автомобильным и железнодорожным транспортом и собирать в районе использования.

Исполнительный директор компании “РЭТур” Артем Осадчий добавляет, что плавучая дача (дом) изготавливается под наблюдением и в соответствии с требованиями ГИМС.

Стальной корпус — это три соединенных понтона с высотой борта 0,8 м, шириной 2,4 м, длиной 10,5 м, они образуют платформу площадью 7,25 × 10,5 м. Понтоны имеют поперечные переборки, обеспечивающие непотопляемость, кроме того, благодаря такой конструкции практически не ощущается качка. Хотя полного отсутствия качки можно добиться только на “спокойной воде”. В центральном понтоне симметрично монтируются две цистерны — водоснабжения и сточных вод. Есть все необходимое для швартовки, постановки на якорь и схода на берег. Надстройка — это оснащенные минимально необходимым оборудованием кухня-столовая, спальня, сауна, ванная комната. На крыше обустроено обитаемое открытое пространство — солярий. Автономность — 15 суток.

Площадь палубы — 70 кв. м. Жилая площадь (спальня, кухня-гостиная и санузел) занимает 35 кв. м, баня с предбанником и моечным отделением — 18 кв. м, верхняя палуба — 53 кв. м. Есть еще площадка для барбекю на 18 кв. м, она может заменяться на любое жилое помещение. Итого выходит 124 кв. м полезной площади, резюмирует Александр Плотников.

Такой плавучий дом (модель ПД-1) рассчитан на четырех человек и может эксплуатироваться круглый год. Дом комплектуется

дизель-генератором мощностью 5 кВт, системой отопления, обеспечивается горячей и холодной водой, фановой системой, можно устанавливать стационарный дизельный двигатель или подвесной мотор.

Для производства используются импортные металл, отделочные материалы и оборудование. Производится ПД-1 в свободной экономической зоне в Калининграде, поэтому при ввозе материалов и комплектующих из Европы не уплачиваются пошлины и налоги (НДС). Себестоимость складывается из затрат на материалы и работы, доставку к месту нахождения заказчика, регистрацию в ГИМС и для каждого заказчика рассчитывается индивидуально, говорят в компании.

“Средние затраты можно оценить по общепринятым европейским ценам, принятым в судостроении, — 3,5 евро за 1 кг водоизмещения металлоконструкций, доставка осуществляется автомобильным или железнодорожным транспортом (тремя фурами или контейнерами), что составляет в среднем 1,3-1,5 евро за 1 км. Водоизмещение — 13 т, расстояние от Калининграда до, например, Москвы — 1200 км. Если использовать самые простые отделочные материалы, учесть таможенные, налоговые и регистрационные расходы, то средние затраты составят $100 000”, — подсчитывает Плотников. Компания берет на себя регистрацию, т. е. решение всех вопросов юридического характера по легализации ПД.

“Для регистрации плавучего дома на водоемах в московском регионе не требуется регистрация прибрежных участков земли. ПД может швартоваться в любом понравившемся месте”, — подчеркивают в “РЭТур”.

Цена плавдач, изготавливаемых ВМК “Десант-1” — $30 000-70 000. Готовый RiverLife стоит около $200 000. Завод может выполнять по 3-4 заказа в год. По словам Смирновой, на следующий год основной спрос формируют организации, работающие в области туризма. Ян Колтышев говорит, что на Западе цену на плавучие дома прежде всего определяют габариты (длина) судна, а кроме того — имя завода, начинка судна и сезон.

“Первые четыре плавдачи были изготовлены для датчан и сейчас используются во фьордах Скандинавии. Другие наши плавсредства (буровые платформы, паромы и т. д.) также успешно используются в бизнесе, к сожалению, не российских компаний”, — говорит Плотников. Но учитывая, что проблема доступа к земельным ресурсам в окружении основных мегаполисов с каждым годом возрастает, перспектива коммерческого использования плавучих домов вполне реальна, уверен он.

В перспективы плавдач, похоже, верят в “ДМЗ-Камов” в Дубне. Как рассказала Яна Смирнова, дом на воде RiverLife, который выпустил на рынок “ДМЗ-Камов”, представляет собой двухкорпусный теплоход катамаранного типа (без машинного отделения, с двумя поворотными подвесными моторами и двухъярусной надстройкой), предназначенный для отдыха на воде, габариты — 18 × 5,1 м. Судно относится к разряду маломерных и рассчитано на плавание по рекам, каналам, небольшим водохранилищам и озерам со средней интенсивности судоходством, зимний сезон — период отстоя.

На нижней палубе корабля размещены две каюты, душевая, туалет, кухня, бар и гостиная. Наличие бытовых удобств и вместительность помещений соответствуют требованиям, предъявляемым к загородному дому. Корабль оснащен системами вентиляции, кондиционирования, многоуровневой очистки и непрерывной подачи забортной воды, откачки сточных вод. RiverLife также оснащен полноценной кухней со встроенным холодильником, морозильником, керамической электроплитой, двухсекционной раковиной, горячей водой. Дизель-генератор 12 кВт обеспечивает электропитание, а при аварийной ситуации активизируется работа запасных аккумуляторов. Автономное плавание на корабле обеспечено в течение трех суток. Ходовые качества RiverLife — высокая маневренность, осадка — 0,6 м, средняя скорость — 15,5 км/ч. На судне практически не ощущается качки, допускается плавание при высоте волны 1,2 и силе ветра не более 17 м/с.

По информации, размещенной на сайте “ДМЗ-Камов”, на “Салоне яхт и катеров — 2006” были подписаны несколько протоколов о намерениях, до трех кораблей завод строит к следующему навигационному сезону.

По мнению Яна Колтышева, суда проекта RiverLife пока недотягивают до западных стандартов. “Там, как правило, строят полнообъемные суда (а не два поплавка) с высоким уровнем комфорта, отделки, энерговооруженности, и т. д. RiverLife полтора года ищет своих клиентов”, — говорит он.

Плавучие дачники

На Западе много корпоративных хаусботов, в разы больше частных. Статистика для Москвы и Подмосковья отсутствует, пока можно сказать только, что больших плавучих домов практически нет, а плавдач — совсем немного. Точных данных по стоимости эксплуатации также нет.

По словам Павла Кокушкина, плавучие дома заказывают как частные лица, так и дома отдыха. Последние сдают такие домики отдыхающим рыбакам, например, или делают водные аттракционы на основе плавдачи. Частные покупатели — это, как правило, люди, имеющие собственный участок у воды и свой причал. Плавдача нередко превращается в баню на плаву. Кокушкин привел такой пример: сын владельца одного из коттеджей на берегу Пестовского водохранилища сильно досаждал папе шумными гулянками и заказал большую плавдачу специально, чтобы иметь возможность веселиться с компанией вне дома.

“Существующие заоблачные цены на земельные участки с выходом к воде подтолкнули нас к оформлению как отдельного бизнеса идеи плавучего дома для обеспеченных граждан, туристических агентств, яхт-клубов и других организаций, так или иначе привязанных к водоемам”, — описывает потенциальную аудиторию Александр Плотников.

Хотя первоначально “РЭТур” планировал строить плавдачи и сдавать их в аренду, а также организовывать самостоятельно туристические походы на плавучих домах и получать прибыль именно за предоставление услуги. “Но сегодняшнее финансовое положение не позволяет за свой счет строить плавдачи и потом их эксплуатировать. Поэтому в этом году мы предлагаем ПД на продажу и занимаемся поиском инвесторов”, — говорит Плотников. К примеру, по его словам, ведутся переговоры о заказе “плавдеревни” из 15-20 ПД с подъездными путями и стоянками на воде автотранспорта на одном из лесных озер Подмосковья.

Нужен берег

Главная проблема с плавдачей — где ее держать. Павел Кокушкин уверен, что сдерживает спрос именно отсутствие хорошей и доступной по цене инфраструктуры. В существующих на подмосковных водоемах яхт-клубах плата за стоянку взимается в зависимости от длины судна, и получается, что держать в клубе плавдачу обойдется в $300-400 в месяц и более. За те же деньги можно снять на лето дачу в живописном месте.

Кокушкин считает, что у RiverLife на Иваньковском водохранилище в 100 км от Москвы неплохие перспективы, во-первых, благодаря обширной акватории со множеством островков, во-вторых, потому что производитель планирует позаботиться о создании речного клуба и сервисного центра.

“Мы сами оказываем гарантийные и постгарантийные услуги по ремонту. Кроме того, "ДМЗ-Камов" предоставляет свой причал и крытые ангары для зимнего отстоя. Используя эти ресурсы, предприятие планирует реализовать проект по созданию собственного яхт-клуба”, — подтверждает Яна Смирнова. “К счастью, инфраструктура и темпы развития г. Дубны, где расположено наше производство, открывают огромные возможности по осуществлению этого проекта. Интенсивно застраиваются коттеджные поселки, развивается направление водного отдыха и спорта”, — говорит коммерческий директор “ДМЗ-Камов” Дмитрий Панько.

Участники рынка загородной наземной недвижимости перспективы плавдач обсуждают без особого энтузиазма. Наталья Малютина, пресс-секретарь ГК “Вашъ финансовый попечитель” (ВФП), например, говорит, что технически эксплуатация самоходных плавдач в “Рузской Швейцарии” (проект ВФП на 40 000 га в Рузском районе) невозможна — на Рузском водохранилище запрещено использовать моторные суда, допускаются только лодки и парусные яхты. То же самое — на Можайском, Учинском водохранилищах, говорит Валерий Мищенко, директор по развитию инвестиционно-строительного холдинга Rodex Group.

В концепцию “Рузской Швейцарии” плавдачи попросту не вписываются. По словам Малютиной, помимо того что это может нарушить экологический баланс водохранилищ и рек, генеральный план не предполагает размещение на территории поселков и прилегающих к ним участков на берегу подобных частных плавсредств. “Например, наш первый объект — усадебный комплекс "Бухта Бунино" — это 56 усадеб в стиле модерн с земельным участком от 1 до 3 га. Рядом присутствует яхтенная инфраструктура, "Домик рыбака". Там нет необходимости иметь еще и плавдачу”, — говорит она.

Тарас Нечипоренко, генеральный директор Farm House, впрочем, считает, что, поскольку этот сегмент рынка совершенно не развит, у первопроходцев есть перспективы. “Про возможности эксплуатировать плавучий дом в Москве в свете борьбы с дебаркадерами говорить не приходится, — добавляет он, — а за городом плавдачи уместнее там, где есть судоходство и существуют места стоянок”.

Павел Новоселов, президент компании “Марина Девелопмент”, который профессионально занимается проектированием яхт-клубов, говорит, что каких-то особых технических требований к стоянке для плавдачи, отличных от требований к яхтенной стоянке, нет. Плавдача, даже самая автономная, должна время от времени где-то получать чистую воду, электроэнергию, топливо, и куда-то сдавать отходы. “Возможно, надо говорить о создании городка плавдач, аналогичных организованному коттеджному поселку, где суда будут обслуживать и обеспечивать безопасность пребывания на них. Иной перспективы я не вижу, если не иметь в виду загрязнение водоемов”, — уверен Новоселов. Идея продвигать на подмосковном рынке такие объекты кажется ему сомнительной (как и спрос на плавдачи) и даже вредной, если главные вопросы — “где брать питьевую воду и куда сливать дерьмо” — не будут решены.

В закрытых коттеджных поселках у большой воды организуются свои яхт-клубы, где содержать плавсредства имеют право только владельцы домов. “Но для собственника коттеджа прелесть покупки плавдачи снижается практически до нуля: имея загородный дом в организованном поселке, владелец скорее захочет приобрести яхту, чем еще одну дачу, только на воде. Хотя возможны исключения”, — предполагает директор департамента городской недвижимости Vesco Realty Вера Лукина.

“Плавучий дом — это, конечно, оригинально, интересно, но непрактично. По затратам на обслуживание — в 1,5-2 раза дороже, чем аналогичный дом в поселке”, — считает Мищенко. Твердь земная и нормальные коммуникации обычного коттеджного поселка пока выглядят привлекательнее и для покупателей, и для девелоперов, соглашается Новоселов.

“Плавдача, может быть, и требует гораздо меньше капиталовложений, чем загородный дом на берегу водоема или моторная яхта аналогичного размера. Но пока в Подмосковье плавдачи не получили широкого распространения, несмотря на кажущуюся выгодность”, — констатирует Вера Лукина.

С ее точки зрения, главное, в чем плавдача проигрывает загородному дому для сезонного проживания, — у плавдачи нет придомового участка. “Значительное число покупателей коттеджей едут за город с детьми, а плавдача не предполагает возможности прогулок по собственной территории. Кроме того, постоянное нахождение на воде некоторые с непривычки довольно тяжело переносят”, — говорит Лукина.

Однако эксперт допускает, что более активное продвижение на рынок альтернативных загородным коттеджам объектов возможно в случае организации в Подмосковье соответствующих условий для их содержания: яхт-клубов, лодочных станций и, возможно, специализированных причалов, вынесенных за рамки коттеджных поселков. Тогда спрос на плавдачи может существенно вырасти за счет потенциальных покупателей сезонного загородного жилья в нижнем ценовом сегменте.

Река руку моет

Уже два года длится война столичных властей с коммерческими плавсредствами на Москве-реке. Месяц назад Федеральная антимонопольная служба предписала московскому правительству оставить наконец владельцев дебаркадеров в покое, однако оно все равно грозится к осени очистить Москву-реку от плавучих домов. Впрочем, если у вас есть желание отдыхать, жить или делать бизнес на воде — это вполне реально. За пределами столицы все гораздо проще, а рек и озер в стране пока хватает.
Люди на воде живут во всем мире, будь то Вьетнам, где рыбаки с плавучих домов залива Ха-Лонг торгуют морской живностью, Париж, где на собственной барже у набережной Сены долго жил Пьер Ришар, или изрезанный каналами Амстердам. Кстати, в нидерландской столице цена неказистого водного домика и квартиры сопоставима: на воде жить престижно.

Казалось бы, общемировые тенденции должны были быть восприняты и у нас. Действительно, россияне потихоньку обживают родные водные просторы. Пожалуй, это подтверждает опыт Павла Кокушкина, директора "ССЗ Десант". 15 лет назад он первым занялся плавающими дачами, за это время построил их с десяток, в том числе три для эксплуатации на Селигере (там их сдают в аренду), одна ходит по Волге, другая в Самаре, еще одна — на Пестовском водохранилище. Почти готов плавучий ресторан на 300 посадочных мест из корпуса старого корабля. Павел Кокушкин: Одну плавдачу у нас заказал отец для своего подросшего сына и его компании, чтобы он не шумел дома, а дом стоит прямо на Пироговке.

Однако, например, московские власти настроены вовсе не лояльно к подобному водному образу жизни и обслуживающему его бизнесу. Дело осложняется тем, что с 1 января вступил в действие новый Водный кодекс, по которому акватория Москвы-реки перешла в ведение субъекта федерации (раньше разрешение на водопользование выдавало Московско-Окское бассейновое водное управление). С тех пор ни одной новой лицензии выдано не было и, как обещают столичные власти, мечтающие сделать акваторию девственно чистой, не будет. Владельцы дебаркадеров настроены решительно и выигрывают один процесс за другим. Правительство Москвы, МГУП "Мосводоканал", управления ГИБДД Москвы, ОАО "Московская городская электросетевая компания" по признакам нарушения антимонопольного законодательства признаны ФАС виновными в нарушении ч. 1 ст. 15 и ст. 16 ФЗ "О защите конкуренции". Хозяева плавучих домов уверены, что на самом деле речь идет о переделе рынка, ведь свободной недвижимости в городе практически не осталось, а тут столько водной глади пропадает. К тому же за аренду водной поверхности владельцы плавучих домов платят в тысячу раз меньше, чем за аренду аналогичной по площади земли.

В регионах власти более лояльны. Владимир Никитин, владелец петербургской компании "Марина-сервис", производящей понтоны: Даже непонятно, у кого оформлять лицензию на водопользование у нас в Питере после передачи полномочий субъекту федерации от Невско-Ладожского бассейнового управления. Новый механизм пока не работает, так что сейчас можно просто брать и строиться на воде — никто запретить не может! Платежи за воду минимальны. К примеру, за аренду водной поверхности под стоянку на 250 лодок за квартал я заплатил 160 рублей, принесла же мне стоянка €200 тыс. в месяц.

Где хочу, там швартуюсь!
За последние два года появилось несколько компаний, решившихся пропагандировать водный образ жизни. Пока построенные ими объекты — экспериментальные, но при наличии заказов они обещают пустить их в серию.

Артем Осадчий, исполнительный директор компании "РЭТур", 22 года прослужил на флоте, уволился в звании капитана второго ранга: У нас все учредители просто больны водой! На воде вполне можно создать условия и удобства обычной квартиры, а если захотел — завел двигатели и уплыл на другую стоянку или причалил у острова. Романтика...

Максим Коровников, гендиректор компании "Понтон М дизайн", специально созданной под разработку плавучих объектов: Как известно, с природоохранным законодательством сейчас все строго, но многие хотят жить на воде, а у берега зачастую построить что-то легальное сложно. С плавучим домом все по-другому: разрешений специальных не требуется, возникли проблемы — снялся с якоря, ушел в другое место.

Сергей Березкин, директор компании "Дом на воде": Наши потенциальные покупатели — те, кто не может жить без моря или просто воды. Их не так уж и мало, каждый день у меня раздается до десяти звонков от заинтересованных лиц — без всякой рекламы. Плюс в стране огромные территории подвержены регулярным затоплениям, а наш дом просто всплыл бы вместе с фундаментом — чем не выход!

Плавдом — идеальное решение для туристических баз, ведь он дает возможность располагать гостей в заповедных местах, где любое строительство запрещено или же просто нет суши (к примеру, сейчас дебаркадеры вовсю эксплуатируются на базах в дельте Волги). Плюс возможность сэкономить немалые деньги на капитальном строительстве. Павел Кокушкин: В свое время я сам учил дома отдыха делать бизнес на плавдачах. К примеру, сдают они в аренду такую посудину семье или компании, обеспечивают продуктами и топливом, те уходят куда-то по водохранилищу, на дальние острова, и живут там, пока не кончится запас продуктов и топлива. Когда запас кончается, им подвозят новый на лодке. Или сами арендаторы снимаются с якоря и идут, пополняют припасы. Собственно, бизнес мало отличается от аренды дачи на суше. Раньше это стоило $100 в день, сейчас, конечно, дороже.

По словам руководства компании "По клевым местам", специализирующейся на отдыхе для рыбаков и подводных охотников, в свое время, проанализировав рынок, они вложили порядка $500 тыс. в специализированную плавучую гостиницу "Подводный рай" на основе понтонов старого дебаркадера: "В отличие от обычных отелей для рыбаков в нашем проекте есть ряд нюансов — от места для переодевания и специальной комнаты для хранения и сушки костюмов подогретым воздухом, душевых до лодок со специальными трапами". Сейчас у компании уже семь плавучих гостиниц, вмещающих в общей сложности 200 рыбаков и подводных охотников, со стоимостью проживания от 4,5 тыс. до 12 тыс. рублей в сутки. Бизнес оказался весьма прибыльным.


Интересной идеей может стать использование понтонов для строительства вертолетных площадок — в городе найти подходящий объем бывает просто невозможно, а на воде места много. Яркий пример — район "Москва-Сити", но тут вновь встает вопрос взаимоотношений со столичными властями.

После спуска на воду на домик необходимо получить судовой билет в Государственной инспекции по маломерным судам, соблюдать правила навигации и регулярно проходить техосмотр — почти как с автомобилем.

Сергей Березкин: Установить подобный дом можно везде даже без всякого договора на водопользование, который необходим только для водоизмещающих судов, а у нас несамоходное маломерное плавсредство. Стою где хочу! Нужен только судовой билет, но его получить несложно, наше судно записано в билете как "аквадом ДНВ". Вот если бы у меня было стоячее судно (большой дебаркадер, превышающий размеры маломерного судна, то есть длиннее 15 м), тогда пришлось бы проходить регистрацию в Речном регистре и еще в 25 организациях. Единственный тонкий момент при швартовке — по идее мы должны иметь договор аренды куска суши в 1 кв. м для трапа, но если стоянка временная, то можно и не арендовать. Или убирать трап на борт. Вообще, что касается официальной стороны вопроса, то от государственных органов добиться вразумительного ответа очень сложно, кажется, они сами мало что понимают.

Павел Кокушкин уверяет, что поставить плавучий дом можно в любом месте, где он не мешает судоходству и нет знака "стоянка запрещена".

Водная жизнь
По словам Артема Осадчего, сначала он и его партнеры долго искали верфь: Наконец, остановились на Рыбинской судоверфи, познакомились с ее директором. Они своим конструкторским бюро довели до ума нашу разработку, а главное — поплавки, своего рода фундамент плавучего дома. В апреле прошлого года заложили и уже в августе спустили на воду.

Собственно, именно от плавающего основания (поплавков или понтонов) зависит общая жизнь конструкции. И тут строители плавсооружений делятся на два лагеря: одни сваривают поплавки из стали, другие отливают из железобетона. Каждый отстаивает свою позицию. Осадчий уверяет, что именно стальные поплавки (как у обычного судна), разделенные для безопасности на герметичные отсеки, позволяют дому при установке подвесных моторов ходить по воде. Березкин же принципиально выбирает железобетонные основания: "Они не подвержены коррозии в отличие от стальных, которые раз в три года необходимо поднимать из воды, осматривать, очищать от ракушечника. Наше бетонное основание — фактически настоящий фундамент, только плавающий". Правда, чтобы переместить подобный дебаркадер, придется нанимать катер.

Настройку жилого дома Осадчий с партнерами доверили простым строителям (и в этом принципиальное отличие плавучего дома от судна: все сооружения наверху делаются как на земле), на металлическую палубу закрепили деревянные балки, на них — каркасный домик. Артем Осадчий: Конструкция должна была быть сборно-разборной. У нас даже металлический каркас домика (именно на нем закреплены стеновые сэндвич-панели) не сварен, а скреплен болтами, чтоб можно было, разобрав, доставить домик на любой водоем; гнать его своим ходом до той же, к примеру, дельты Волги дорого и долго. Из-за разборности домика сварили и поплавки соответствующего размера (всего их три, каждый 10,8 х 2,4 м), чтоб влезали в еврофуру. Внутри экономичные инфракрасные обогреватели, позволяющие эксплуатировать домик даже зимой, дизель-генератор, холодильник, микроволновка, газовая плита, даже сауна. В общем, все для жизни, и общая жилая площадь 64 кв. м. Запасы рассчитаны на 15 дней "автономки", потом, конечно, придется их пополнять.

Сергей Березкин: Все строительные материалы должны быть легкими, ведь нагрузка на поплавки не бесконечна. К примеру, для наружного оформления дома мы используем навесные пенополиуретановые элементы. Особенность водной архитектуры — аскетичность, ведь тут вся красота снаружи: река, берега, закат... Для стен самого домика применяют легкие сэндвич-панели (как у "РЭТура") или пенополистирол (как у "Дома на воде"), 15 см которого заменяют 50 см кирпичной кладки.

Первый дом Березкина стоит на 12 железобетонных поплавках, изготовленных компанией "Марина-сервис". Ее владелец Владимир Никитин уверяет, что завален заказами, идет отливка серии понтонов под строящийся офисный комплекс в Галерной гавани, а также для плавучей гостиницы и ресторана — тоже в Питере. Понтон размерами 15 x 2,4 x 1,15 м стоит €11,5 тыс. Доставка до Москвы обойдется в 30 тыс. рублей.

Березкин дом площадью 70 кв. м готов продать за €300 тыс.: "Конечно, когда он будет достроен, это всего лишь двухкомнатная квартира в окраинном районе Москвы, но сколько я потратил личных денег на это сооружение, пока боюсь считать". Цена водного дома от "ССЗ Десанта" — $30-70 тыс., новая разработка — плавдача "Княгиня 51" (фактически быстроходный полноценный дом на воде) — стоит уже 4,5 млн рублей.

Как утверждают участники рынка, такая плавдача окупится на четвертый сезон, все зависит от цены аренды. Павел Кокушкин советует: если есть желание что-то подобное построить, необязательно заказывать новый поплавок или понтон, можно найти старые корпуса судов, разбросанные по региональным плавбазам. А перегоняют их в Москву, цепляя за буксир к попутным судам. Таким автостопом, к примеру, от Нижнего Новгорода до Москвы можно добраться за 30 тыс. рублей. Корпус судна проекта "Заря" длиной 25 м можно найти, если повезет, за $50 тыс., еще столько же потребуется вложить в ремонт и оборудование. Дальше плавдом можно сдавать в аренду или эксплуатировать самостоятельно. Услуги капитана обходятся в сумму порядка 30-70 тыс. рублей в месяц, а аренда — до $300 в день.

Отложенный спрос
По идее для домов отдыха или рыболовецких баз, расположенных у воды, плавучий домик — просто находка. Однако цена, по словам Осадчего, для большинства баз пока недоступна: "У них просто нет таких свободных средств, все же 5 млн рублей — недешево, но в разработку и строительство первого дома вложено даже больше. При серийном производстве, конечно, затраты снизятся".

Артем Осадчий: Конечно, можно сдавать подобные домики в аренду, в том числе долгосрочную. Предложения есть, цена аренды в месяц — порядка $8 тыс., если посуточно — 10 тыс. рублей, на компанию не так уж и много получается. По нашим расчетам и с учетом небольшого летнего сезона, отобьется домик на пятый год. Пока мы ведем переговоры — есть интерес со стороны яхт-клубов, домик можно использовать и как причал, и как комнату отдыха, а если домик делать несамоходным, он, конечно, будет стоить дешевле. А перспективы и рынок у нашего бизнеса огромный — есть те, кто хочет прикоснуться к воде, но кому необходим комфорт не яхтенный, а настоящий сухопутный. Они наши потенциальные клиенты.

Но некоторые в проектировании водных домов пошли еще дальше. Максим Коровников: Задача у нас была — создать что-то элитное между домом и яхтой, плавучее и одновременно очень комфортное для жизни, ни у одной яхты нет трехметровых потолков. Общая жилая площадь планировалась 120 кв. м, цена — от €750 тыс. Хотели мы его установить в Строгинской пойме, но как начались проблемы со столичными властями, строительство забуксовало. Поэтому сейчас мы разрабатываем аналогичные проекты, но уже не в Москве, а на той же Волге, планируем целый плавучий поселок.

По той же причине Евгений Рахманов, директор компании "Центр Гранат", фактически пионер плавучего столичного бизнеса (именно он оборудовал большинство дебаркадеров на Фрунзенской набережной, особо раздражающих столичные власти), сейчас активно развивает подобный бизнес в регионах, достраивает дебаркадер в Питере.

"Если бы была развитая инфраструктура и московские власти были более разумными, многие бы просто жили на воде, особенно учитывая цену недвижимости. Чем мы хуже Амстердама",— сетует Артем Осадчий.

Отсутствие доступной инфраструктуры — основная проблема, сдерживающая водное домостроение,— уверяют все участники нового рынка. Сергей Березкин: Допустим, владелец отдохнул на своей даче в каком-нибудь живописном месте на Волге. А куда ее девать до следующего сезона? Без присмотра у берега не бросишь — растащат и разгромят. А со стоянками для судов проблема, в Московском регионе остались очень дорогие яхт-клубы, где месяц стоит от $1 тыс.

С ним согласен и Артем Осадчий, эту зиму хранивший свой плавдом на стоянке "Крокуса" за 31-40 тыс. рублей (в зависимости от сезона), но сейчас нашедший новое "ведомственное" место, договорившись в частном порядке на 10 тыс. рублей. Держит хорошие цены в Москве, если официально ставить на прикол, только клуб "Десант-1" — у Марьинского моста. Тут месячная стоянка вместе с подключенным электричеством стоит для владельца судна всего 3 тыс. рублей.

А пока к водному бизнесу проявляют активный интерес в регионах и странах СНГ — везде, где далеко до самодурства московских властей. Максим Коровников: Недавно украинские бизнесмены из Донецка проявили интерес, для них мы разрабатываем проект плавающей трехзвездной двухэтажной гостиницы на 24 номера. Они уже имеют две гостиницы, но на земле и хотят расширить бизнес. Плюс сделать его мобильным — недостаточно в одном месте клиентов, отогнать отель в другое место. Предварительно проект обойдется в €1,3 млн.

Сергей Березкин: У нас такое количество необустроенных берегов! Сколько купален и просто причалов можно поставить, чтобы люди проводили на воде свой досуг! Купальни мы уже строим, получается порядка €1 тыс. за 1 кв. м.

В прошлом году ГУП "Берега Москвы" также разработало и построило купальню для одного частного предпринимателя, установившего ее напротив Парка культуры и отдыха, с бассейном площадью 12 x 24 м и рестораном. Проект, как говорят в "Берегах Москвы", стоил порядка €0,5 млн.

По материалам http://www.kommersant.ru/doc-rss.aspx?DocsID=894991

Катер Княгиня-51

а так же к Вашему вниманию современная стальная яхта "Княгиня"

Волнопронизывающий катамаран Странник

Двигатели



конвертируемый ЯМЗ 238



Поддержка сайта - Удачный Сайт

 
Яндекс цитирования
По всем вопросам обращаться: desant-1@katerok.ru | desant-1@yandex.ru
на пруду в Парсуково платная рыбалка в подмосковье для вас | лучшие саженцы кедра в москве